Германия — больной человек Европы

По мнению Ханса-Вернера Зинна, почетного президента института Ifo, Германия вновь стала «больным человеком Европы», и проблемы, возникающие в связи с этим, в частности, в области энергетической стратегии страны, могут сыграть на руку набирающим популярность правым партиям.

Прозвище «больной человек Европы» вновь появилось в последние недели, поскольку в крупнейшей экономике региона продолжается спад производства, а страна борется с высокими ценами на энергоносители. Первоначально этот термин был использован для описания экономики Германии в 1998 году, когда она преодолевала финансовые трудности, возникшие после объединения.

«Это не краткосрочное явление», — заявил Стив Седжвик в интервью корреспонденту CNBC на форуме Ambrosetti в Италии в пятницу.

Это «связано с автомобильной промышленностью, которая является сердцем немецкой индустрии и от которой зависит многое», — отметил он. Автомобили были основным экспортным товаром Германии в прошлом году, на их долю пришлось 15,6% стоимости товаров, проданных за рубеж, свидетельствуют данные федерального статистического управления.

В мае 2022 года Германия впервые за несколько десятилетий зафиксировала дефицит внешней торговли, который составил 1 млрд. евро (1,03 млрд. долл.). На короткое время страна перешла от положительного сальдо торгового баланса к импорту, превышающему экспорт.

По данным федерального статистического ведомства, с тех пор Германия вернулась к положительному сальдо торгового баланса, которое в июне 2023 года составило 18,7 млрд. евро, однако экспорт остается незначительным.

Падение настроений в деловых кругах
По словам Синна, сомнения инвесторов в осуществимости целей Германии в области устойчивого развития также играют роль в описании этой страны как «больного человека Европы».

Одной из целей, стоящих перед правительством Германии, является достижение углеродной стабильности к 2045 году. Эти планы оказались в центре внимания, когда ЕС решил ввести санкции против России тем самым отказавшись от поставок российского газа, и цены на него резко возросли. Некоторые назвали амбиции Германии по отказу от российского газа «дико оптимистичными», особенно в свете климатических целей страны.

Выступая на Форуме Амброзетти, Синн сказал, что зависимость от возобновляемых технологий, таких как ветер и солнце, приведет к «проблеме нестабильности», что может создать проблемы для бизнеса.

«Вам необходимо заполнить [эти пробелы] традиционной энергией, поэтому очень сложно иметь такую двойную структуру, которую мы должны будем поддерживать в будущем. С одной стороны, «зеленая» волатильная энергия, а с другой — традиционная энергия, чтобы заполнить пробелы», — заявил он.

«Это двойные затраты. Это высокая стоимость энергии, и это не очень хорошо для промышленности. Это сложный курс».

Германия может потерять от 2% до 3% своих нынешних промышленных мощностей, поскольку компании переведут производство в страны, где газ и электроэнергия дешевле, например, в США или Саудовскую Аравию, говорится в аналитической записке, опубликованной в августе компанией Berenberg.

Неопределенность в отношении цен на энергоносители, вероятно, способствовала «падению» настроений в деловых кругах, пишет в своей записке Хольгер Шмидинг, главный экономист Berenberg. Он добавил, что «текущая неопределенность в политике и недовольство половинчатыми планами правительства не являются структурными факторами, которые, похоже, надолго задержат развитие немецкой экономики».

Однако в обществе растет разочарование в переходе к более устойчивому развитию Европы, возникает так называемая «зеленая вспышка», когда люди ощущают на себе последствия затрат.

Синн предположил, что ориентация на устойчивое развитие приведет к политическим последствиям.

«Очевидно, что существует обратная реакция… Население сейчас смещается вправо», — заявил Синн, имея в виду популярность правой партии «Альтернатива для Германии», которая в июне впервые победила на выборах в районные советы.

«Я не берусь здесь что-то оценивать, но… политика, которая по идеологическим причинам была полностью перегружена… В нынешней политике немного не хватает прагматизма», — добавил он.

Федеральное министерство экономики и климата Германии не сразу ответило на запрос CNBC о комментарии.

5 сентября +47