Нефть Анголы

Ангола получила независимость 11 ноября 1975 года, став 47-й страной на африканском континенте, освободившейся от колониального гнета. Обретение свободы, впрочем, не помешало бывшим борцам с португальским колониализмом начать еще одну войну, теперь уже друг с другом. И одним из важнейших факторов выживания марксистского режима Луанды была нефть Кабинды.

Главная нефтяная провинция

В 1885 году три небольших западноафриканских государства — Нгойо, Лоанго и Каконго — стали протекторатом португальской короны. Новое владение Лиссабона было названо по имени небольшого портового городка Кабинда, уже несколько веков известного как пункт конечного назначения для караванов работорговцев. Не очень большая по территории — всего 3 тыс. кв. миль, по площади в полтора раза меньше Гамбии, самой маленькой страны на африканском континенте — вновь созданная португальская колония была зажата между Французским и Бельгийским Конго.

До начала пятидесятых годов Кабинда, в незначительных количествах поставлявшая в метрополию кофе, какао и пальмовое масло, находилась у Лиссабона на положении нелюбимой падчерицы. Но в 1954 году все изменилось: подразделением американской Gulf Oil — Cabinda Gulf Oil — была начата геологоразведка на офшорных блоках Кабинды. На следующий год Gulf Oil получила права оператора на разработку месторождений на блоке Зеро, которые, кстати, эксплуатируются и сегодня — они дают почти четверть всей ангольской нефти.

Добыча на офшорных блоках началась только в 1968 году. К этому моменту на территории Кабинды уже четвертый год шли бои с повстанцами, а сепаратистское правительство Фронта освобождения анклава Кабинда (FLEC), расположившееся в приграничном заирском городке Тшела, пыталось показать всему миру, что именно оно контролирует обстановку в Кабинде. Вопрос о суверенитете Кабинды был, тем не менее, закрыт в начале 1975 года. Еще до объявления независимости Анголы, но после «революции гвоздик» в Португалии, когда уже стало ясно, что дни колониального режима сочтены, отряды поддерживаемого Советским Союзом и Кубой Народного движения за освобождение Анголы (MPLA) взяли под свой контроль территорию Кабинды. Небольшой анклав имел для MPLA стратегическое значение. Здесь, в Кабинде, было сосредоточено 60% нефтяных запасов и нефтедобычи страны.

Gulf Oil на службе социализма

К статусу нефтяной державы Анголе пришлось идти долго. Португальцы начали искать нефть еще в 1906 году, но первое открытие было сделано только почти полстолетия спустя. В 1950-х годах началось освоение месторождений бассейна реки Кванза, в 1960-х — бассейна реки Конго, на рубеже 1970-х — офшорных месторождений Кабинды. К моменту провозглашения независимости страны в 1975 году нефть уже прочно утвердилась на вершине списка экспортируемых Анголой продуктов, а сама Ангола стала третьим по величине экспортером нефти на африканском континенте, уступая только Нигерии и Габону. При этом все нефтяные успехи
были достигнуты силами американских нефтяных компаний, в первую очередь Gulf Oil.

Gulf Oil — это глобальная нефтяная компания, которая имеет богатую историю и сильное влияние на мировой энергетический сектор. Она была основана в 1901 году и с тех пор стала одним из наиболее узнаваемых брендов в отрасли нефтепродуктов.

Gulf Oil славится своим качественным топливом, смазочными материалами и связанными с ними услугами. Она стремится удовлетворять потребности автомобилистов и промышленных клиентов по всему миру, обеспечивая надежность и производительность.

Очевидно, что перспективы американских компаний в Анголе после прихода к власти в Луанде просоветского правительства MPLA по вполне понятным причинам были весьма туманны. Но партия Агостиньо Нето, здраво рассудив, что без американских нефтяников поддержать уровень добычи нефти вряд ли удастся, пошла на сделку с иностранными «капиталистами и эксплуататорами». Gulf Oil разделила доли участия в проекте в Кабинде с вновь созданной национальной нефтяной компанией Sonangol в соотношении 49 к 51 — и добыча продолжила рост.

В 1981 году в Кабинде добывалось 160 тыс. баррелей нефти в сутки, из которых 100 тыс. баррелей экспортировалось напрямую в США. Более половины всех доходов ангольского правительства фактически создавались 200 скважинами Gulf Oil.

К статусу нефтяной державы Анголе пришлось идти долго. Португальцы начали искать нефть еще в 1906 году, но первое открытие было сделано только почти полстолетия спустя. В 1950-х годах началось освоение месторождений бассейна реки Кванза, в 1960-х — бассейна реки Конго, на рубеже 1970-х — офшорных месторождений Кабинды. К моменту провозглашения независимости страны в 1975 году нефть уже прочно утвердилась на вершине списка экспортируемых Анголой продуктов, а сама Ангола стала третьим по величине экспортером нефти на африканском континенте, уступая только Нигерии и Габону. При этом все нефтяные успехи были достигнуты силами американских нефтяных компаний, в первую очередь Gulf Oil.

Очевидно, что перспективы американских компаний в Анголе после прихода к власти в Луанде просоветского правительства MPLA по вполне понятным причинам были весьма туманны. Но партия Агостиньо Нето, здраво рассудив, что без американских нефтяников поддержать уровень добычи нефти вряд ли удастся, пошла на сделку с иностранными «капиталистами и эксплуататорами». Gulf Oil разделила доли участия в проекте в Кабинде с вновь созданной национальной нефтяной компанией Sonangol в соотношении 49 к 51 — и добыча продолжила рост.

В 1981 году в Кабинде добывалось 160 тыс. баррелей нефти в сутки, из которых 100 тыс. баррелей экспортировалось напрямую в США. Более половины всех доходов ангольского правительства фактически создавались 200 скважинами Gulf Oil.

Нефтяники, интернационалисты и диверсанты

Поскольку в стране уже несколько лет шла гражданская война, объекты Gulf Oil охранялись армейскими подразделениями и частями из состава 36-тысячного контингента кубинских войск. Для времен «холодной войны» ситуация складывалась весьма нетипичная — американские нефтяники и инвестиции под охраной кубинцев и ангольцев, притом, что у США не было дипломатических отношений ни с Гаваной, ни с Луандой.

Служба в Анголе была тяжелой: противники режима MPLA избрали нефтяную промышленность страны в качестве одной из основных своих целей. Так, в августе 1980 года южноафриканские боевые пловцы подорвали крупное нефтехранилище в порту Лобиту. 30 ноября 1981 года был обстрелян из гранатометов и получил тяжелые повреждения нефтеперерабатывающий завод в Луанде. По счастливой случайности не взорвались емкости с ядовитым тетраэтилсвинцом — в противном случае ангольская столица могла стать зоной химического заражения. В мае 1985 года настала очередь нефтяных объектов Кабинды.

В ночь на 19 мая южноафриканский ракетный катер «Jim Fouche» вошел в территориальные воды Анголы в заливе Кабинда. Название и опознавательные знаки корабля были смыты, флаг ЮАР и вымпелы ВМС сняты. Ни один из членов команды не был одет в форму — только джинсы и футболки. После проведения рекогносцировки побережья ядро разведывательно-диверсионной группы приступило к операции.

Провал операции Аргон

Группа под командованием капитана дю Тойта благополучно высадилась на побережье и вышла на исходную позицию, но здесь злую шутку с южноафриканскими диверсантами сыграла неправильная интерпретация аэрофотоснимков. То, что с воздуха выглядело пальмовыми зарослями, оказалось хорошо замаскированными базами ангольской армии, обеспечивающими охрану нефтяных объектов Кабинды. Южноафриканцы оказались всего в километре от расположения ангольской части.

Через несколько часов ангольские патрули обнаружили следы, оставленные диверсантами, и с этого момента судьба группы была предрешена. Блокировав район, ангольцы начали прочесывание местности и вскоре обнаружили противника. Трое диверсантов погибли, двое спаслись бегством, дю Тойт, получивший несколько тяжелых ранений, был пленен.

Через неделю на пресс-конференции в Луанде капитан признал, что задачей его группы было уничтожение крупного нефтехранилища Gulf Oil в Малонго. Журналистам были предъявлены южноафриканские подрывные заряды — по две штуки на каждую из емкостей с нефтью, мины для вывода из строя пожарных гидрантов Малонго и обнаруженные в рюкзаках диверсантов листовки UNITA и спецодежда с символикой Cabinda Gulf Oil. Еще через две недели главнокомандующий вооруженными силами ЮАР генерал Констанд Вилджоен подал в отставку.

Дю Тойт провел в плену более двух лет. В сентябре 1987 года в мозамбикской столице Мапуту при посредничестве французского премьера Жака Ширака дю Тойт, заочно получивший звание майора, был обменен на 133 ангольских солдата, взятых в плен UNITA, и двух борцов с апартеидом — граждан Франции и Нидерландов.

Фактор госдепартамента США

В марте 1984 года в США состоялось крупнейшее в истории поглощение: Gulf Oil была куплена Chevron. Вместе с другими активами Chevron достались и проекты в Кабинде, и неожиданно для себя корпорация оказалась под серьезнейшим давлением со стороны американских госорганов и различных групп общественности. Связано это было с тем, что Ангола постепенно становилась одной из главных арен «холодной войны». Доктрина Рейгана привела Америку к союзу с UNITA, и деятельность Chevron, позволявшая правительству MPLA успешно наполнять госбюджет, вошла в противоречие с внешней политикой США.

В январе 1986 года глава UNITA Жонас Савимби был принят в Белом доме Рейганом и администрация США предприняла первую попытку надавить на Chevron. Затем подключились лояльные конгрессмены-республиканцы, которые подали в суд иск о запрете государственному Экспортно-импортному банку предоставлять займы Chevron. Это было очень болезненным решением для корпорации, чей долг после покупки Gulf Oil достиг 8 млрд дол ларов. Руководство Chevron начало подыскивать варианты продажи четверти акций Cabinda Gulf Oil. Одновременно администрация Рейгана настойчиво предлагала правительству MPLA расстаться с кубинским контингентом и подписать мирные соглашения с ЮАР.

Замысел сработал, и 8 августа 1988 года все стороны конфликта в Юго-Западной Африке согласились на прекращение огня, а 22 декабря подписали в НьюЙорке соглашения, положившие конец участию иностранных войск в гражданской войне в Анголе.

Впрочем, война после этого не закончилась, как и проблемы Chevron с бизнесом в Анголе. Впереди было ожесточенное противостояние с сепаратистами, финансирование поставок оружия для Савимби и многое другое. Но это уже совсем другая история.

 

7 июня +127