Нефть найдена на Урале

Промышленная добыча нефти в Пермском крае началась 80 лет назад. Сегодня людям трудно представить, что всего 100 лет назад практически никто не рассматривал Прикамье как перспективную территорию для развития российской нефтяной промышленности. Лишь в 1920-х годах известный советский геолог, академик Иван Губкин, был достаточно проницателен, чтобы предположить, что на западных склонах Уральских гор есть бензиноносные районы. Почти случайно цепь самых разных событий вскоре привела к открытию нефтяных месторождений в Прикамье 16 апреля 1929 года.

Детище профессора Преображенского

В 1924 году Уральский отдел Государственного геологического комитета поручил Павлу Преображенскому (1874-1944), профессору Пермского университета, изучить архивы всех горнодобывающих предприятий Урала. Тщательно изучив имеющиеся материалы, он пришел к выводу, что этот район является весьма перспективным с точки зрения содержания калия. На это указывали и более старые данные: еще в 1916 году в пробах из Людмилинской рассолопромысловой скважины были обнаружены гранулы сильвинита, а в ряде проб с солеваренных заводов в Соликамске и Усолье были обнаружены признаки высокого содержания калия.

После его доклада Геологическому комитету было принято решение о проведении разведочного бурения в районах ранее существовавших солеварен. Были выделены средства на организацию работы геолого-съемочной партии по поиску калия в районе Соликамска. Экспедиции удалось заполучить буровую установку «Каликс» и транспортабельную паровую силовую установку «Локомобиль» (из Великобритании и США соответственно), а необходимые буровые инструменты и оборудование были доставлены с Кавказа и Урала.

 

Выбрать место для бурения первой скважины оказалось непростой задачей. Собрав и проанализировав все геологические данные, профессор Преображенский выбрал в качестве наилучшего места окрестности Соликамска, на берегу реки Усолки, притока Камы. Бурение первой скважины началось в начале сентября 1925 года. В ночь с 5 на 6 сентября эта первая скважина выявила массивное образование калийных солей (вторичный сильвинит с содержанием KCl 17,9%) на глубине 91,7-92,3 м. Скважина № 2, пробуренная в 1,5 км западнее, обнаружила калийную залежь толщиной более 110 м. Одна за другой все скважины, пробуренные в 1926 году, давали результаты, указывающие на наличие огромных залежей калия. Так было открыто известное Верхнекамское месторождение калийных солей. Сам профессор Преображенский позже скажет, что бурение дало «потрясающие результаты»: 19 скважин открыли огромные залежи карналлита и сильвинита в Соликамске и Березниках.

Нефтяная сенсация Верхней Чусовой

Чтобы лучше определить границы вновь открытого месторождения, профессор Преображенский выбрал для бурения 20-й скважины место, расположенное вблизи поселков Верхней Чусовой, где поваренная соль добывалась промышленниками Строгановыми еще при Петре Великом.

18 октября 1928 года буровая бригада под руководством бурового мастера Прокопия Позднякова приступила к бурению этой скважины на берегу реки Рассошка, прямо на том месте, откуда, согласно легенде, казачий вождь Ермак отправился на покорение Сибири. Большая часть работ была выполнена методом колонкового бурения, при этом образцы скважины поднимались на поверхность. На глубине 155 м были вскрыты пласты, которые могли содержать калийные соли, но следов последних в скважине обнаружено не было. Руководители Геологического комитета стали требовать прекращения работ. Однако профессор Преображенский настаивал на продолжении работ, и 30 марта 1929 года с глубины 328-331 м был извлечен образец ствола, содержащий трещины, и отмечено выдыхание газа.

16 апреля 1929 года с глубины 365-371 м был извлечен образец, почти полностью насыщенный нефтью. 16 апреля 1929 года в журнале бурения было записано, что образец имеет «богатую пленку нефти с пузырьками газа». Первый дразнящий признак того, что в Прикамье есть большая нефть, был замечен.

Геолог Слюсарев доставил первую бутылку нефти в Свердловск 26 апреля 1929 года, где она была передана в Уральское областное отделение Комитета народного хозяйства. На следующий день областная газета «Уральский рабочий» сообщила о находке в статье под заголовком «Нефть найдена на Урале».

28 апреля 1929 года в Свердловске открылся 7-й Уральский съезд Советов. Поскольку недавно была принята директива Коммунистической партии о «решительном повышении относительного значения Урала и выдвижении его в ряды крупных промышленных районов СССР» в течение ближайших пяти лет, появление первой нефти в регионе стало своеобразным подарком для местных чиновников.

Буровая бригада Пожьякова теперь продолжала работать с удвоенной энергией. На глубине 400 м нефтенасыщенный известняк уступил место водонасыщенной породе, что свидетельствовало о достижении нижней границы нефтяного бассейна. Дальнейшее бурение было приостановлено 1 мая 1929 года в связи с вполне реальной возможностью выброса нефти и полным отсутствием резервуаров, необходимых для сбора и хранения нефти. Было решено отложить испытания скважины на месяц, до начала июня.

Об открытии нефтяного месторождения сразу же были оповещены областные и республиканские власти. Уже 8 мая 1929 года Президиум Высшего совета народного хозяйства СССР (ВСНХ) принял постановление о разведке нефти на Урале. Преображенский установит коммерческое значение скважины, и будет образована «Уралнефть», первое буровое подразделение в восточной части Советского Союза. Это была сенсация, событие года: будущее региона и страны теперь зависело от добычи нефти!

В пермской газете «Звезда» от 16 мая 1929 года была опубликована статья со звонким заголовком «Такой нефти в СССР еще не было»: «Товарищ Ухтин, начальник технического отдела Геологического комитета СССР, сообщил нашему корреспонденту, что нефть Urals отличается по цвету и запаху от грозненской и бакинской. По качеству нефть Urals лучше грозненской и горит замечательно….. Такой нефти сегодня нет ни в Баку, ни в Грозном».

Восхищаясь сообщениями из Перми, академик Иван Губкин, известный специалист по нефти, подчеркнул: «Возможно, мы имеем дело с такими запасами нефти, значение которых для промышленности трудно даже представить. Несомненно одно: нефть на склонах Уральского хребта есть, и, судя по предварительным данным, она там есть в количествах, имеющих промышленное значение».

Мнение признанного эксперта-нефтяника сыграло решающую роль в том, что уже 18 мая 1929 года был подписан приказ ГКНЭ № 731 о создании чрезвычайной организации — Особого отдела «Уралнефть» — для руководства всеми работами по разведке нефти и газа на Урале.

В телеграмме, отправленной из Северо-Кавказского местного горного управления в Уральский областной комитет Коммунистической партии в мае 1929 года, говорилось следующее: «Вновь открытая нефтеносная провинция имеет исключительное значение для Советского Союза. Желая быстрого развития района, мы совместно с Грознефтью берем на себя ответственность за этот новый район. Мы направляем вам все необходимое оборудование, а также 49 высококвалифицированных рабочих». Квалифицированные нефтяники действительно вскоре прибыли из Грозного и Баку, самых известных нефтедобывающих регионов страны.

На верном пути

Правительственная комиссия во главе с Иосифом Косиором, заместителем председателя президиума ГКНЭ, прибыла в Пермь 21 мая 1929 года. Не теряя времени, делегация села на пароход МОПР и уже на следующий день, 22 мая, прибыла в поселок Верхняя Чусовая. Как только судно пришвартовалось, прямо на пристани состоялся митинг. Настроение выступающих и собравшихся отражал лозунг, напечатанный на большом транспаранте: «Мы разбудим спящий интерьер!».

Прошло совсем немного времени, прежде чем комиссия завершила осмотр буровой площадки, а профессор Преображенский представил убедительный доклад. Результаты были очевидны для всех и давали новые основания утверждать о наличии в Прикамье большой нефти.

Первые испытания скважины № 20 были проведены в первой декаде июня, вскоре после отъезда правительственной комиссии. Оно показало, что дебит фонтанирующей скважины составляет 40 тонн в сутки. Об этом было сообщено в номере газеты «Правда» от 11 июня 1929 года, главного печатного органа партии. 15 августа 1929 года скважина была запущена в эксплуатацию, и ей был присвоен новый номер — № 101.

Следует отметить, что за 11 лет работы (вплоть до октября 1940 года) на этой скважине-первопроходце было добыто около 8 000 тонн нефти.

С созданием в июне 1929 года первого на востоке России бурового управления «Уралнефть», которое возглавил опытный буровик Роман Бучацкий, поселки Верхней Чусовой превратились в обширный район буровых работ. Одна скважина за другой вводились в эксплуатацию. К зиме 1929-1930 годов в районе поселков Верхняя Чусовая действовало 29 скважин, две скважины в районе Кизел-Губаха и по одной скважине в Чердыни, Усолье, Шумково и Усть-Кишерти.

В 1933 году на месторождении было добыто около 15 000 тонн нефти. В том же году был открыт Верхне-Чусовской нефтеперерабатывающий завод, на котором был произведен первый на Урале бензин.

26 июня +37